galea_galley (galea_galley) wrote,
galea_galley
galea_galley

Categories:

Галеры Генуи

Корабельные леса и кораблестроение в Генуе



Словно в Ноевом ковчеге,
Все в журнале вы найдете:
Двухголового верблюда,
Шляпку модную для тети,
Уголовную новеллу
В двести двадцать литров крови
И научную страничку ―
«Как выращивают брови»…
          Саша Черный. «ИЛЛЮСТРИРОВАННОЙ РОССИИ»



В качестве введения в тему генуэзских галер мы коротко рассмотрели выше некоторые эпизоды морской истории Генуи XI-XII веков. Прежде чем продолжить этот рассказ дальше, остановимся на обзоре генуэзского кораблестроения той эпохи.


Герб Делла Ровере, семейства из Савоны. В лазуревом поле золотой дуб с переплетёнными ветвями.

Предыдущий пост мы закончили перечнем кораблей пизанского флота начала XII века. Нет никакого сомнения, что подобные корабли и суда находились в распоряжении и генуэзцев. Кораблестроение – отрасль сложная, она не может возникнуть здесь и сразу, требуется ряд условий для ее появления. Выяснением этих условий и сопутствующих обстоятельств мы и займемся сейчас.

Когда в первом рассказе о галерах Генуи мы цитировали сочинение Робера Лопеса о возникновении генуэзского капитализма, то привели мимоходом оценку состояния флота генуэзцев в X веке: не было, мол, тогда никакого флота. Это верно, но верно и другое: Лигурия не была чистым листом, на котором моряки не оставляли прежде следов своей деятельности. Чтобы убедиться в этом, взглянем на замечательный исторический документ – так называемую Пейтингерову таблицу (Tabula Peutingeriana), изображающий римские дороги периода Империи. И хотя дошедшая до нас копия относится к XIII веку, оригинал карты появился между I в. до н.э. и V веком н.э. (для тех, кто еще не сталкивался с этим чудесным источником очень рекомендую ознакомиться с ним хотя бы по статьям в Википедии – не пожалеете).

Нас, естественно, будет интересовать фрагмент этой карты, относящийся к Лигурии.


Пейтингерова таблица. Фрагмент. Австрийская национальная библиотека, Хофбург (Вена)

На карте мы видим два города (условное обозначение городов на этой карте – пара домиков): интересующая нас Генуя (Genua) и к западу от нее – Савона (Vadis Sobates), город, в котором прошла юность Христофора Колумба. Примерно посередине между ними находится место, обозначенное как ad navalia – «корабельная верфь».

Какие объективные условия стали причиной появления верфи именно в этом месте? Приморская равнина здесь постепенно поднимается вверх и достигает высот до 1500 метров над уровнем моря. А вместе с изменением высоты меняется и растительность. Если на равнине преобладают сосны, то на средних высотах самым распространенными деревьями становятся листопадные дубы, еще выше – бук, и наконец, на высоте более 1200 м – европейская или белая пихта. Затем, по мере спуска к долине реки По, виды растительности меняются в обратном порядке.


Схема изменения поясов растительности в Лигурии. Рисунок Francesco Murialdo

Следует отметить, что эти ресурсы корабельных лесов находятся совсем рядом с побережьем, белая пихта, например, в районе Финале растет на удалении всего 20 км от побережья. Их качество также очень высокое.


Долина реки По

Приведем оценку качества этих лесов в известном морском словаре Вахтина:


На северном берегу Средиземного моря также произрастает весьма хороший мачтовый лес, который из иностранных считается лучшим.


Наличие запасов корабельного леса и послужило основной причиной для возникновения в XII веке кораблестроительных верфей в таких районех Лигурии, как Генуя, Савона, Финале, а в XIII веке – в Портовенере, почти на границе с Тосканой.


Размещение корабельных верфей в Лигурии.

Местные ресурсы обеспечивали все потребности кораблестроителей: на подводную часть корпуса шел дуб, на надводную – бук; для обшивки использовалась пихта и сосна. Замечательным достоинством Лигурии была близость корабельных лесов к корабельным верфям. Была в достаточном количестве и такая необходимая для кораблестроения вещь, как лен (по традиции здесь конопатчики долгое время использовали льняную, а не пеньковую паклю), поблизости находилось и производство железных изделий – от гвоздей до якорей. (О корабельных лесах мы уже кое-что писали ранее, желающие могут обратиться к этим постам).

До нашего времени дошло значительное количество документов, относящихся к кораблестроительной практике того периода. В основном это были нотариально заверенные контракты на постройку судов. Самым древним из таких контрактов является документ, датированный 11 февраля 1190 года. В нем корабельный мастер обязуется построить bucio длиной 40 goe (приблизительно 30 м) и наибольшей шириной 4,25 м. Подписан контракт в Генуе, а предназначено судно клиенту из Ниццы.

Из контрактов мы можем узнать, что для постройки подводной части судна использовались листопадные дубы (дуб пушистый - Quercus pubescens, дуб черешчатый - Quercus robur, дуб скальный - Quercus petraea), которые упоминались под одним родовым именем rovere – дуб. Практически всегда набор корпуса делали из дуба. Важнейшая часть этого набора – шпангоуты, ребра корабля – назывались garbo.

Термин garbo, который часто встречается в генуэзских кораблестроительных документах, относящихся к XIII веку, имеет двойственное значение. И хотя в любом из этих значений он относится к набору корабля, но иногда трудно понять, идет ли речь о шаблоне, лекале для изготовления изогнутых элементов этого набора, либо о самих этих конструкционных элементах.


Garbo. Комплект шаблонов для некоторых элементов набора корпуса.

Ясно, что исходный материал для членов набора корпуса (члены – это вполне распространенный русский морской термин применительно к шпангоутам и другим элементам набора; например, у Даля: «Члены корабля, все составные части его, брусья.») должен был по размерам и форме как можно ближе к готовым элементам. Мы в наших рассказах уже говорили как-то, что для заготовки изогнутых частей для набора корпуса в лес снаряжалась бригада во главе с корабельным плотником, который на месте выбирал подходящие стволы для изготовления шпангоутов и других составных частей набора, после чего мастера доводили отобранные части до требуемых размеров. То есть мастера подбирали материал не по традиционным трем измерениям – длина, ширина и толщина, но и включали в критерии отбора такие показатели, как форма и кривизна. Получалось, что надо было искать материал по пяти измерениям. Но оказывается не всегда эта практика имела место. В генуэзском кораблестроении, в частности, предпочитали не искать garbo в лесу, а заранее выращивать их в специальных питомниках. Мы можем видеть примеры таких питомников в старинных трактатах. До XVI века выращиваемые в них деревья в документах называли ad garibum. Ниже приведен рисунок из сравнительно более позднего наставления, но описания этой практики встречаются и в более ранних документах.


Рисунок из книги P. Matthew On naval timber and arboriculture

В таких трактатах содержался свод правил по уходу за посадками с целью получения материала требуемой формы. Ясно, что такая процедура требовала значительного времени. Начинать работу надо было с трех- четырехлетними растениями, а результата дожидаться как минимум пятнадцать-двадцать лет. В такой продолжительности процесса некоторые исследователи видят истоки консерватизма в средневековом кораблестроении: для постройки новых кораблей использовались те формы его корпуса, которые заложены были четверть века назад.

Выращиванием и заготовкой древесины, необходимой для набора корпуса корабля, занимались специальные люди. В архиве Савоны сохранился документ 1259 года, в котором некие мастера обязуются поставить лесоматериал для набора корабля, в том числе matera garibata, первые футоксы для шпангоутов, выращенные, как представляется, искусственно. В дальнейшем в местном законодательстве появились статьи, налагавшие серьезное наказание (штраф от 50 до 100 лир и тюремное заключение от двух до пяти лет) за вырубку дубов в питомниках. Запрещалась также заготовка ветвей, оставшихся на пнях после вырубки garbo . Пни не выкорчевывались, а из корневой поросли выгоняли новые стволы. Это было быстрей и эффективней, чем выращивать новые дубы из желудей. Для дубовых питомников появилось даже специальное название – rovereto.

Выращивание garbo в специальных питомниках давало значительные конкурентные преимущества генуэзским кораблестроителям. Эта технология позволяла экономить деньги, снижать отходы, получать более качественный, прочный и гибкий материал для корабельного набора. Правда, мы с точностью не можем судить, насколько далеко в прошлое проникала эта технология: самые ранние дошедшие до нас литературные свидетельства о ней относятся к XIII веку.
То, что организация питомников по выращиванию заранее сформированных дубовых стволов для кораблестроения было общей практикой, можно судить по сохранившимся изобразительным свидетельствам. К ним, несомненно, относится и герб семейства делла Ровере (rovere, как мы уже знаем, означает дуб), приведенный в начале поста. Или вот эти иллюстрации из старинного манускрипта, показывающие различные способы формирования заготовок требуемой кривизны




Продолжим тему в следующий раз.
Tags: garbo, Генуя, дубовые питомники, корабельные леса, кораблестроение в Генуе, набор судна
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments