March 24th, 2015

Галера, galea, galera, galley

Лепанто

Победа при Лепанто: прибытие известия в Венецию



И, глаза ослепленно зажмуря,
Их раскрыла, ― и в пламени был ―
Нет, не солнце, ― небесная буря,
Горний ветер, гонец, Гавриил.
          Л. Алексеева. Благовещение . Цит. по ruscorpora.ru



Любой человек, который хоть немного погружался в историю, с уверенностью скажет, что победители в сражении при Лепанто 1571 года всячески прославляли битву и ее героев, а побежденные как могли замалчивали ее. И все же при всей очевидности этой оценки имелись некоторые интересные моменты, которые заслуживают отдельного упоминания.

Венеция, в которой были сконцентрированы основные издательские и типографские мощности тогдашней Европы, задала тон в освещении битвы, привлекая для этого деятелей всех видов печатного и изобразительного творчества. Венецианские авторы не использовали для обозначения битвы название «сражение при Лепанто». Для них Лепанто – это всего лишь небольшой захваченный турками пункт, где османский флот базировался перед баталией и куда укрылись остатки турецкого флота после разгрома. Поэтому если у венецианских писателей и встречалось слово «Лепанто», то лишь для обозначения турецкой стороны в сражении. Венецианцы называли битву «сражением при Курцолари» по имени группы островков и рифов в Патрасском заливе, неподалеку от которых произошло это событие. Мы уже отмечали, что в настоящее время и островки, и отмели превратились в часть греческого материка.

Подобно тому, как сегодня блогеры подхватывают и распространяют все более или менее общественно значимые известия, в Венеции XVI века существовал достаточно широкий круг лиц, которые считали себя хронистами, самопровозглашенными историками, несущими информацию в массы. К этому кругу примыкали и многочисленные поэты, во весь голос прославлявшие (или проклинавшие) злободневные события эпохи и их деятелей.

О том, как весть о победе пришла в Венецию мы узнаём от «Слепца Адрии», знаменитого слепого оратора, поэта, лютниста, драматурга и актёра Луиджи Грото (1541–1585), который описал это событие в письме к своему другу Ротилио Ловато.


Портрет Луиджи Грото кисти Тинторетто


Collapse )