?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Гребцы, матросы и солдаты галер (2)
Галера, galea, galera, galley
galea_galley
Свободные гребцы


После рассуждений об авторах термина bonnevoglie перейдем к сути вопроса.
На галерах гребцов-добровольцев можно было отличить от других гребцов, так как они не были прикованы цепью и не подлежали телесным наказаниям плетью во время гребли. К концу шестнадцатого века добровольные гребцы на французской службе почти исчезли. Однако создание Галерного корпуса резко увеличило потребность в гребцах, так что к концу шестидесятых было нанято 1100-1200 добровольцев. Рекрутированием bonnevoglies обычно занимались вербовщики, которые соблазняли, переманивали или силой вынуждали людей идти на эту службу, причем наиболее эффективным «средством убеждения» была (кто бы сомневался!) выпивка. Часто удавалось также заманить несостоятельных должников, обещая им выдачу аванса на погашение долга взамен на подписание договора о службе на веслах.

Bonnevoglies получали рацион, немногим больший, чем выдаваемый осужденным, и жалованье в шесть ливров в месяц (столько же, сколько и солдат). Интендант Арнуль приказал выплачивать это жалованье  авансом, как это практиковалось на итальянских галерах, чтобы «как можно дольше удерживать их [bonnevoglies] на службе». Авансы создавали долги, которые было трудно выплатить, кроме того на гребцов-добровольцев налагали многочисленные штрафы; bonnevoglie мог служить в течение нескольких лет, так и не получив  возможности выплатить суммарную задолженность и накопившиеся штрафы.

Еще в конце 1669 г. Кольбер был убежден, что гребцы-добровольцы могли приносить «огромную пользу» на королевских галерах. Однако вскоре его энтузиазм поубавился. К январю 1670 г., на совещании у своего брата, который сопровождал Канадскую экспедицию, Кольбер изменил свое мнение на обратное. Корень всех проблем, считал он, состоит в том, что bonnevoglies не были прикованы цепями и следовательно могли дезертировать накануне кампании после получения больших выплат, сделанных авансом. Более того, стоимость обмундирования и продовольственного рациона для них в течение года была выше, чем годовая стоимость использования на веслах осужденных. Решающий шаг к отказу от использования этих добровольцев «прежнего образца» был сделан, когда интендант Марселя приказал нанимать гребцами в основном  тех, кто соглашался быть прикованным к цепи вместе с каторжниками.

Между тем, в 1669-73гг. во Франции была разработана и декларирована система набора на морскую службу как средство облегчения проблемы мобилизации живой силы. Имена годных к службе лиц в приморских провинциях Франции были внесены в списки призывников в адмиралтейских округах, приходах или муниципалитетах, где они проживали. Эти лица были обязаны служить в военно-морском флоте в предписанный властями период времени и в указанном качестве. Новая система приписки обеспечила широкую базу пригодных к службе лиц в приморских районах. Свобода их передвижения была ограничена.

Однако бремя приписки давило все сильней, потому что военно-морской флот быстро расширялся и потребность в людях увеличивалась на сотни и даже тысячи каждый год. Люди, чьи имена появлялись в призывных списках, могли быть призваны на службу, когда в них возникала потребность, на любой парусный корабль или галеру. «Призывники», которые не являлись в указанное время и место рассматривались как дезертиры и приговаривались к смертной казни или, в качестве акта милосердия, к пожизненным галерам. (René Mémain, Matelots et soldats des vaisseaux du roi. Paris. Hachette, 1937.)

При этой системе само название bonnevoglie исчезло из официальной терминологии после 1672 г. и было заменено термином marinier de rame. О.Жаль так  характеризовал marinier de rame в своем  «Морском словаре»: «гребцы галер, которые поступали на королевскую службу по набору или добровольно.» Кольбер в письме интенданту Арнулю (1670 г.) описал тот выбор, который  имели эти моряки: они могли либо согласиться, что их прикуют к цепи (в период нахождения в порту)  и в этом случае будут получать обычное жалованье в шесть ливров в месяц (стандартное жалованье для bonnevoglies), либо, отказавшись от цепей, они будут получать пониженное жалованье: только три ливра в месяц. Многие из прежних bonnevoglies, особенно итальянцы, отвергли новые условия найма и ушли с галер сразу же как только смогли. Впрочем на это и  надеялся Кольбер (и король), не желавший иметь иностранцев на французских галерах. Новые моряки, поступающие, в основном, по призыву оказались «более полезными и надежными», чем склонные к дезертирству bonnevoglies. Гребцы, как заметил один мемуарист (Цит. по У.Бэмфорду), «подобны лошадям, которые бегут, когда чувствуют шпоры». Чтобы держать их в руках они должны быть «взнузданы и прикованы.»

Новая система призыва позволила гибко подходить к системе комплектования экипажей королевских галер. Так в 1670 г., в отсутствие нужного количества осужденных и рабов, Кольбер планировал использовать до восьмидесяти mariniers de rame на каждую галеру. Позже в семидесятые годы, в масштабных кампаниях подобных Мессинской, когда процент смертности среди гребцов был высок, приписные моряки вновь были использованы для восполнения потребностей гребного флота. Обратно, когда министерство искало возможности экономии, увольнение моряков было обычно одной из первых используемых мер. В годы, непосредственно последовавшие за отменой Нантского эдикта, использовалось мало marinier de rame, потому что на галеры поступило множество протестантов, покрывших потребность в гребцах. В период 1715-19, когда экономия средств также встала в порядок дня, и под рукой было большое количество осужденных, только по десять mariniers de rame было оставлено на каждой галере. (У.Бэмфорд).