galea_galley (galea_galley) wrote,
galea_galley
galea_galley

Categories:

Читая Сервантеса

...и вспоминая «Неистового Роланда»


Битва при Лепанто 1571 г. Анонимный художник


Ученые споры, которые ведутся на различных площадках, начиная с научных дискуссий в серьезных академических журналах и кончая случайными перепалками на таких же случайных форумах, нередко напоминают вражду между тупоконечниками и остроконечниками, которую в продолжении тридцати шести лун ведут Лилипуты и Блефуску и которая со знанием дела описана незабвенным Джонатаном Свифтом. Можно, конечно, не ввязываться в подобные диспуты, исходя из принципа «Все истинно верующие да разбивают яйца с того конца, с какого удобнее», но в таком случае все ученые споры сами собой утихнут и жить станет намного скучнее.

Именно к таким спорам, истина в которых все никак не может родиться, относится и дискуссия о назначении удлиненного носа галеры, который в нашей литературе почти всеми авторами называется тараном. Кто-то полагает, что такой «таран» предназначен для «протыкания» корпуса корабля противника, другие – что с его помощью «сметают» весла вражеского корабля вместе с постицей, на которых эти весла крепятся. Есть ученые мужи, которые полагают, что с помощью носа такой формы легче высаживаться на берег. Немало и тех, кто считает «таран» подобной формы абордажным мостиком, облегчающим переход на корабль противника в ближнем бою. Мы не будем предвосхищать свой анализ этого вопроса, оставив его на соответствующее место последующих записок. Но для очередного воскресного чтения приготовили отрывок из тридцать восьмой главы «Дон Кихота», где есть упоминание о данном предмете.


Памятник Сервантесу в Лепанто ( Фото внучки Марины).


Мы склонны доверять Сервантесу. Даже если он не участвовал в битве при Лепанто и руку свою потерял не в бою, а, как считают некоторые, ему отрубили ее в наказание за банальное воровство, все равно к галерам интересующей нас эпохи он имел самое прямое отношение. Ведь в алжирский плен (в реальности которого не сомневаются даже самые большие скептики) он был захвачен на галере «Del Sol», так что о галерах знал не понаслышке.

Итак, слово хитроумному идальго:



«И, между прочим, ученые люди утверждают, что без них не могли бы существовать военные, ибо и у войны есть свои законы, коим она подчиняется, и составление таковых - это уж дело наук и людей ученых. Военные на это возражают, что без них не было бы и законов, ибо это они защищают государства, оберегают королевства, обороняют города, охраняют дороги, очищают моря от корсаров, - словом, если б их не было, в государствах, королевствах, монархиях, городах, на наземных и морских путях - всюду наблюдались бы ужасы и беспорядки, которые имеют место во время войны, когда ей дано особое право и власть. А ведь что дорого обходится, то ценится и долженствует цениться дороже, - это всем известно. Чтобы стать изрядным законником, потребно время, потребна усидчивость, нужно отказывать себе в одежде и пище, не считаясь с головокружениями, с несварением желудка, и еще кое-что в том же роде потребно для этого, отчасти мною уже указанное. Но чтобы стать, в свой черед, хорошим солдатом, для этого потребно все, что потребно и студенту, но только возведенное в такую степень, что сравнение тут уже невозможно, ибо солдат каждую секунду рискует жизнью. В самом деле, что такое страх перед бедностью и нищетою, охватывающий и преследующий студента, по сравнению с тем страхом, который овладевает солдатом, когда он в осажденной крепости стоит на часах, охраняя равелин или же кавальер, и чувствует, что неприятель ведет подкоп, а ему никак нельзя уйти с поста и избежать столь грозной опасности? Единственно, что он может сделать, это дать знать своему начальнику, и начальник постарается отвести угрозу контрминою, а его дело стоять смирно, с трепетом ожидая, что вот-вот он без помощи крыльев взлетит под облака или же, отнюдь не по своей доброй воле, низвергнется в пропасть. А если и это, по-вашему, опасность небольшая, то не менее страшно, а, пожалуй, даже и пострашнее, когда в открытом море две галеры идут на абордажный приступ, сойдутся, сцепятся вплотную, а солдату приходится стоять на таране в два фута шириной. Да притом еще он видит пред собой столько же грозящих ему прислужников смерти, сколько с неприятельской стороны наведено на него огнестрельных орудий, находящихся на расстоянии копья, сознает, что один неосторожный шаг - и он отправится обозревать Нептуновы подводные владения, и все же из чувства чести бесстрашно подставляет грудь под пули и тщится по узенькой дощечке пробраться на вражеское судно. Но еще удивительнее вот что: стоит одному упасть туда, откуда он уже не выберется до скончания века, и на его место становится другой, а если и этот канет в морскую пучину, подстерегающую его, словно врага, на смену ему ринутся еще и еще, и не заметишь, как они, столь же незаметно, сгинут, - да, подобной смелости и дерзновения ни в каком другом бою не увидишь.»



Бой в Ла-Манше между голландскими кораблями и восемью испанскими галерами 3 октября 1602 года. Гравюра Isaac Tirion


Еще раз замечая, что подробное исследование у нас впереди, и не дело в воскресный день вникать в тонкости морской лексики, остановимся здесь лишь на одном вопросе. Сервантес, как истинный знаток галер (а за ним и Дон Кихот Ламанчский) пишет не о «таране», который появился в русском переводе, а использует термин espolón, «шпора» (no le queda al soldado más espacio del que concede dos pies de tabla del espolón), который применительно к морскому делу знающие люди переводят словом «шпирон». Не надо быть осьми пядей во лбу, чтобы почувствовать разницу между тараном и шпироном.


Бой галер Мальтийского ордена с турецкими галеонами 28 сентября 1644 года (фрагмент) M. Merian, 1707


Раз уж мы открыли книгу Сервантеса, то посмотрим еще то ее место, где идальго касается вопроса, так подробно исследованного моими друзьями при чтении отрывка из «Неистового Роланда», посылая, подобно уважаемому Лудовико Ариосто, проклятия изобретателю огнестрельного оружия:


«Благословенны счастливые времена, не знавшие чудовищной ярости этих сатанинских огнестрельных орудий, коих изобретатель, я убежден, получил награду в преисподней за свое дьявольское изобретение, с помощью которого чья-нибудь трусливая и подлая рука может отнять ныне жизнь у доблестного кавальеро, - он полон решимости и отваги, этот кавальеро, той отваги, что воспламеняет и воодушевляет храбрые сердца, и вдруг откуда ни возьмись шальная пуля (выпущенная человеком, который, может статься, сам испугался вспышки, произведенной выстрелом из этого проклятого орудия, и удрал) в одно мгновение обрывает и губит нить мыслей и самую жизнь того, кто достоин был наслаждаться ею долгие годы. И вот я вынужден сознаться, что, приняв все это в рассуждение, в глубине души я раскаиваюсь, что избрал поприще странствующего рыцарства в наше подлое время, ибо хотя мне не страшна никакая опасность, а все же меня берет сомнение, когда подумаю, что свинец и порох могут лишить меня возможности стяжать доблестною моею дланью и острием моего меча почет и славу во всех известных нам странах. Но на все воля неба, и если только мне удастся совершить все, что я задумал, то мне воздадут наибольшие почести, ибо я встречаюсь лицом к лицу с такими опасностями, с какими странствующим рыцарям протекших столетий встречаться не доводилось.»

Subscribe

  • Каракка

    Первые каракки О, sancta simplicitas! — сказал Степан Аркадьевич и кратко и ясно растолковал Левину, в чем дело. Лев Толстой. « Анна…

  • Венецианский ког

    Венецианский ког: паруса «…что вдалеке твой взор распознает? Что с мачты видишь…» ― «Я вижу бесконечность!» В. Г. Тепляков. Вторая…

  • Венецианский ког

    Венецианский ког: бегучий такелаж Я волен был в моей темнице, В полуживой тюрьме моей; Я всё имел, что надо птице: Гнездо на мачте меж…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments

  • Каракка

    Первые каракки О, sancta simplicitas! — сказал Степан Аркадьевич и кратко и ясно растолковал Левину, в чем дело. Лев Толстой. « Анна…

  • Венецианский ког

    Венецианский ког: паруса «…что вдалеке твой взор распознает? Что с мачты видишь…» ― «Я вижу бесконечность!» В. Г. Тепляков. Вторая…

  • Венецианский ког

    Венецианский ког: бегучий такелаж Я волен был в моей темнице, В полуживой тюрьме моей; Я всё имел, что надо птице: Гнездо на мачте меж…