Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Галера, galea, galera, galley

"Всех каторг и галер достойное собранье"


Из всех изобретений и усовершенствований, которых достигли ум и усердие человека, видимо, ни одно не является настолько универсально полезным, плодотворным и необходимым, как искусство мореплавания.
          Локк Всеобщая история мореплавания




Молю же всехъ почитающихъ не мозете кляти нъ исправльше почитаите !
(Прошу же всех, которые будут читать,— не осуждайте, а исправляйте и читайте)
Галера, galea, galera, galley

Античные корабли

Что такое таран и когда он появился на греческих кораблях



И старый дом, куда привел я вас,
Его паденья был свидетель хладный.
На изразцах кой-где встречает глаз
Черты карандаша, стихи и жадно
В них ищет мысли ― и бесплодный час
Проходит… Кто писал? С какою целью?
Грустил ли он иль предан был веселью?
Как надписи надгробные, оне
Рисуются узором по стене ―
Следы давно погибших чувств и мнений,
Эпиграфы неведомых творений.
          М. Ю. Лермонтов. Сашка. Нравственная поэма



Выше мы обсудили лингвистические вопросы, связанные с основным кораблем греческих флотов архаической и классической эпох – пентеконтерой. Теперь перейдем к рассмотрению особенностей конструкции этого корабля.

Collapse )
Галера, galea, galera, galley

Античные корабли

Пентеконтера



Все традиционные общества умеют связывать энергию «лишних людей», ставить ее на службу обществу (ирригация, мандаринат) или хотя бы нейтрализовать ее (пирамиды, стены, дворцы, храмы). В этом смысле пентеконтера — 50-весельный корабль, изобретение безвестного плотника, «человека Афины» — был по замыслу и первоначальной функции средством среди средств социализации «лишних людей», обращения их энергии на пользу государству.
          Петров М. К. Пентеконтера. В первом классе европейской школы мысли.



Выше мы подробно обсудили двадцативесельный корабль греков эйкосорос, название которого стало первым дошедшим до нас термином, определяющим тип корабля.

Вторым типом корабля в письменной морской истории Греции стал пентеконторос (πεντηκόντορος). Название его впервые встречается у Пиндара (462-61 г. до н.э.), но существование пятидесятивесельных кораблей подтверждается археологическими и литературными источниками, начиная с VIII века до н.э.

Пентеконтор.jpg
Пентеконтера. Изображение на боковой стенке килика Эксекия из Черветери. Ок. 530 до н. э. Национальный этрусский музей Виллы Джулия (Рим). [Большая российская энциклопедия. Том 25. 2014]


Collapse )
Галера, galea, galera, galley

Античные корабли

Эйкосорос маленький и большой



Опасные проливы Кикладов. Чайки, ветер, открытые гавани. Скрип мостков, блеск рыбы в сетях. Торговые эйкосоры, боевые пентеконтеры. Паруса, весла.
          Генри Лайон Олди. Человек космоса. Книга 2. Одиссей, сын Лаэрта



Вернемся к тому вопросу, который все время маячит на горизонте наших рассуждений об античных кораблях: когда возникли первые названия для различных типов военных кораблей и торговых судов в Древней Греции и на каких принципах они строились?

Нас может удивить, что при всем обилии материала по морской теме на заре греческой истории до нас дошло очень мало терминов, которые можно считать названием конкретного типа корабля. И практически все они, за малым исключением, связаны с числом весел на корабле. Числа двадцать, тридцать, пятьдесят были базовыми в этой классификации. Но базовыми – не означает частыми. В ранней греческой поэзии, а именно из нее мы черпаем наши сведения в этой области, встречается всего по одному термину, обозначающему двадцативесельный (эйкосорос) и пятидесятивесельный (пентеконторос) корабли.

Эйкосорос (εἰκόσορος; в поэтической форме ἐεικόσορος) мы встречаем только один раз в гомеровской поэзии: с мачтой этого корабля Гомер сравнивает дубину Полифема, которую Одиссей со своими спутниками, заострив, используют в качестве кола для ослепления великана-циклопа. Этот сюжет мы уже встречали на вазе Аристонота (см. предыдущий пост).

Aristonothos 3, Blinding-of-Polyphemus.jpg


Collapse )
Галера, galea, galera, galley

Морские карты

Роза ветров



Полоска, проложенная с севера на юг, называлась линией Розы. На протяжении веков символ Розы ассоциировался с картами и проводниками путешественников. Компас Розы, изображенный почти на каждой карте, отмечал, где находятся север, восток, юг и запад Изначально известный как роза ветров, он указывал направление тридцати двух ветров, в том числе восьми основных, восьми половинчатых и шестнадцати четвертичных. Изображенные на диаграмме в виде круга, эти тридцать две стрелки компаса в точности совпадали с традиционным изображением цветка розы из тридцати двух лепестков. По сей день этот главный навигационный прибор известен как компас Розы, где северное направление всегда обозначается наконечником стрелы. Этот символ называли еще fleur-de-lis.
          Дэн Браун. Код да Винчи пер. Наталии Рейн





янин ветер.jpg
Александр Янин. Ветер


Что такое роза ветров знают, очевидно, все. Метеорологи описывают ее как векторную диаграмму, характеризующую режим ветра в данном месте по многолетним наблюдениям. Но нас интересует другой смысл этого термина. Тот, который формально можно описать как «картографическое обозначение основных географических азимутов сторон горизонта в виде звезды с количеством лучей, кратным четырём». Ее еще называют компасной розой,или розой румбов. Но появилась она задолго до того, как морякам в Европе стал известен компас. Еще в древности все направления горизонта были разделены, иногда симметрично, иногда нет, и дующие с этих направлений ветра получили свои названия. Такое распределение ветров по сторонам горизонта и получило название Роза ветров (Rosa ventorum). И только значительно позже в соответствии с розой ветров получили названия румбы компаса.

Много написано о том, сколько направлений ветра использовалось в древности и какие названия они носили. Разобраться в написанном и упорядочить информацию непросто. Но мы попробуем.

Collapse )
Галера, galea, galera, galley

Читая Григоровича




Портрет Дмитрия Васильевича Григоровича, 1856 год. Работа придворного фотографа Сергея Львовича Левицкого.

Я считаю что нашей маринистике повезло: время от времени ряды пишущей на морские темы братии пополняют мастера слова высшего уровня. И мы получаем такие замечательные книги, как, например, Фрегат «Паллада» Гончарова, или Вокруг света на «Коршуне» Станюковича. К этому разряду необходимо, конечно, отнести и сборник очерков Д. В. Григоровича Корабль "Ретвизан" (Год в Европе и на европейских морях), вышедший в 1858 году. Эту книгу я вспомнил, когда в прошлый раз писал пост о каракках, а именно, ту его часть, в которой говорилось о превращении артиллерийского помещения gun-room в кают-компанию для младших офицеров – констапельскую. Вот отрывок из Григоровича, где эта самая констапельская описывается.
Collapse )
Галера, galea, galera, galley

Нужна помощь

Известно, что доступ на Интернетархив заблокирован.
Все способы, которыми я пользовался для получения книг в обход запрета, оказались очень неустойчивыми (здесь помню, здесь не помню)
Кто-нибудь подскажет надежный метод доступа на Internet Archive?

Проблема решена. Спасибо infernet79
Галера, galea, galera, galley

Круг чтения

Пока я ловил рыбку большую и малую, внучка Соня глотала книги, которые всюду возила в своем рюкзаке. Читала она на ходу в машине, читала на берегу реки, читала в постели глубоко за полночь. В конце нашей месячной поездки в Борисоглебск я решил проинспектировать содержание этого рюкзака. И попал в тупик: ругать или поощрять свою тринадцатилетнюю внучку. Вот эти книги, часть которых она привезла из Москвы, часть мы купили в местном книжном магазине.

Ну Кафку или Ницше читать точно рано, но ведь и другие книги не для чтения во время летних каникул. Куда катится современная молодежь!
Галера, galea, galera, galley

Венецианский ког

Якорные канаты венецианского кога



В один ненастный день, в тоске нечеловечьей,
Не вынеся тягот, под скрежет якорей,
Мы всходим на корабль ― и происходит встреча
Безмерности мечты с предельностью морей.
          М. Цветаева. Плаванье




Согласно записи в трактате Fabrica di galere (правда, достаточно туманной) венецианский ког «длиной 13 пассо и грузоподъемностью 700 ботта» должен иметь «12 якорных канатов». И вот здесь, признаться, я приуныл. Изучение старинных текстов идет всегда с трудом, но как только в них начинают рассуждать о снастях и тросах, наш паровозик надо надолго ставить в тупик. Чтобы там не спеша распутать все эти снасти и понять, о чем идет речь. На этот раз в тупике пришлось оставаться особенно долго.


Канатный цех


Нам уже приходилось разбираться с витыми тросами старинной работы, когда мы говорили о набивке вант фламандской каракки. Тогда мы установили разницу между тросами правого и левого спуска. Сейчас нас ждет другая задача: как определить толщину троса по его описаниям в старинных трактатах. Мы знаем, как эта задача решалась в недалеком прошлом: размер того или иного троса определялся не его диаметром, а длиной его окружности. Но в Fabrica di galere используется другой принцип: размер троса определяется весом одного шага троса, выраженным в фунтах (венецианских).

Collapse )
Галера, galea, galera, galley

Новелла Матвеева

Сон



Мне снилось: мир притих и ждет конца.
Многое менялось перед смертью:
Стремительно меняло цвет лица
И торопливо обрастало шерстью.



"Быть иль не быть?" - вопрос решен.
И я увидела, как некто
В единый миг был начисто лишен
Былых тысячелетий интеллекта.



"Жить! - он кричал. - Скорей, скорей, скорей!
Жить! Доживать! Дохрустывать селедку!"
А в желтых лужах высохших морей
Приятели дохлестывали водку
И всяко развлекались: тот просил
В долг (перед смертью!) рубль; тот плакал зло и звонко...
И кто-то, пробегая, откусил
Пол-ляжки от живого поросенка,
И кто-то по каменьям проволок,
От напряженья жилистый и синий,
С утробным рыком в темный уголок
Ту, что вчера со страхом звал богиней.



О страшный суд!
Неужто ни души
Бессмертной так и не было на свете?!
Но что я вижу!
Книги,
чертежи,
мотыги,
статуи,
Рыбачьи сети...
Здесь -
Каждый что-то строил,
Пел,
Лепил,
А мглы нависшей
Как бы и не видел:



Кто прежде ненавидел и любил,
Тот и теперь любил и ненавидел.
И между тем как, ползая у ног,
Собаки жались к маленьким каюрам,
Художник
На последний свой мазок
Поглядывал с критическим прищуром,
И шел поэт, спокойный, как ковчег
Над всплесками библейского потопа,
И телескоп смотрел, как человек,
И человек стоял у телескопа.
Как светятся два глаза!
Как приник
Он к блеску звезд, сочувственно дрожащих!
Как счастлив! - Хоть не станет через миг
Ни глаз, ни звезд, глазам принадлежащих.
И в страшный час, когда из
                  Подлеца,
Как залп из жерла, хлынул крик развязки,
И вылезло лицо из-под
                  Лица,
И выпрыгнула маска из-под
                  Маски, -



Вбежал какой-то хрупкий человек,
Стал посреди всего земного шара,
С лицом усталым, как весенний снег,
Подтаявший от близости пожара.

"Нашел! - Он крикнул. - Эврика! - как брат,
Раскрыв народам быстрые объятья, -
Я знал, я знал, что входит в яд и в ад
Противоядье и противоадье!

Не будет взрыва! Атомы за нас!
Да будет жизнь! Вы - будете. Я - буду!
Я сделал ВСЕ. И завершил - СЕЙЧАС.
Да! - в этот миг. В предсмертную минуту".



1961